У нас вы можете скачать книгу Живые страницы войны и блокады Борис Михайлов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Борис Михайлович Михайлов после окончания училища. (Из архива Б. М. Михайлова). Я, Михайлов Борис Михайлович, родился в г. в Ленинграде.  Может быть, сейчас жив этот солдат и вспоминает иногда явно ненормального, тощего младшего лейтенанта, стрелявшего по советским самолётам. Может быть, икнется и лётчикам тех ИЛов, на далёких тыловых аэродромах гордившихся перед друзьями вмятинами от моих пуль. Я перескакиваю кювет.  Музейные солдаты, после войны бросавшиеся в атаку за парторгами с криками “За Сталина!”, потом - “За партию!”, “За родину!”, сегодня молчат. Борис Михайлов. Описание. "Мне восемьдесят. Жизнь давным-давно перевалила за золотую середину и сначала незаметно, а потом все быстрее и быстрее пошла под откос- Осталось несколько считанных лет. Жена говорит: «Угомонись, ты ослеп, у тебя инсульт, уйди на покой». А я все время чего-то хочу («то ли конституции, то ли севрюжины с хреном»). Сегодня я хочу, и мне кажется могу, донести до Вас — потомков живые страницы нашей войны — самой страшной и кровопролитной в истории Российского народа, а может быть и всего человечества. Это мой посильный вклад в вечную память о друзьях и товарищах, мал. Почти дней и ночей длилась блокада Ленинграда. Все это время жители защищали и отстаивали свой город. Их стойкость поразила весь мир. Город на Неве стал. Михайлов Борис Борисович. Воспоминания о блокаде и войне написаны участником этих событий, ныне доктором геолого-минерал. наук, профессором, главным научным сотрудником ВСЕГЕИ Б. М. Михайловым. Автор восстанавливает в памяти события далеких лет, стараясь придать им тот эмоциональный настрой, то восприятие событий, которое было присуще ему, его товарищам — его поколению: мальчикам, выжившим в ленинградской блокаде, а потом ставших «ваньками-взводными» в пехоте на передовой Великой Отечественной войны. Для широкого круга читателей. Борис Михайлов. Воспоминания о блокаде и войне написаны участником этих событий, ныне доктором геол.-минерал. наук, профессором, главным научным сотрудником ВСЕГЕИ Б.М. Михайловым. Автор восстанавливает в памяти события далеких лет, стараясь придать им тот эмоциональныйнастрой, то восприятие событий, которое было присуще ему, его товарищам — его поколению: мальчикам, выжившим в ленинградской блокаде, а потом ставших `ваньками-взводными` в пехоте на передовой Великой Отечественной войны. Для широкого круга читателей. Воспоминания о блокаде и войне написаны участником этих событий, ныне доктором геолого-минерал. наук, профессором, главным научным сотрудником ВСЕГЕИ Б. М. Михайловым. Автор восстанавливает в памяти события далеких лет, стараясь придать им тот эмоциональный настрой, то восприятие событий, которое было присуще ему, его товарищам – его поколению: мальчикам, выжившим в ленинградской блокаде, а потом ставших «ваньками-взводными» в пехоте на передовой Великой Отечественной войны. Для широкого круга читателей. Читать бесплатно На дне блокады и войны Борис Михайлов. 1-я страница. Текст этой книги доступен онлайн: ории российского народа. Это мой посильный вклад в вечную память о друзьях и товарищах, погибших от пуль, снарядов, бомб, от голода, холода. Нас было много. После войны остались единицы. Мои записки н.  Моя надежда – донести до потомков живые страницы нашей войны – самой страшной и кровопролитной в истории российского народа. Это мой посильный вклад в вечную память о друзьях и товарищах, погибших от пуль, снарядов, бомб, от голода, холода. Нас было много. Михайлов Борис Михайлович. из книги “На дне блокады и войны”. Автор Михайлов Б.М. СПб, Изд-во ВСЕГЕИ. с. Борис Михайлович Михайлов (Из архива Б. М. Михайлова). фото года. Отпуск в Ленинграде.  Может быть и остался живым тот немец. Может быть иногда в своей Западной Германии вспоминает промах, не понимая каким образом пистолет оказался у меня в левой руке? А может быть именно благодаря мне он попал в немецкий госпиталь, а не в Сибирский ГУЛАГ, откуда мало кто возвращался?. Аннотация: Борис Михайлов НА ДНЕ БЛОКАДЫ И ВОЙНЫ Молчат гробницы, мумии и кости — лишь слову жизнь дана: Из древней тьмы на мировом погосте Звучат лишь письмена. И. Бунин Молодежи XXI века Идешь на меня похожий, Глаза устремляя вниз Я их опускала — тоже! Прохожий, остановись. Не думай, что здесь — могила, Что я появлюсь, грозя   Моя надежда — донести до потомков живые страницы нашей войны — самой страшной и кровопролитной в истории российского народа. Это мой посильный вклад в вечную память о друзьях и товарищах, погибших от пуль, снарядов, бомб, от голода, холода. Нас было много. После войны остались единицы. Мои записки не претендуют на широкое полотно войны. Таких полотен. Михайлов Борис Михайлович. из книги “На дне блокады и войны”. Автор Михайлов Б.М. СПб, Изд-во ВСЕГЕИ. с. Борис Михайлович Михайлов (Из архива Б. М. Михайлова). фото после окончания училища. Я, Михайлов Борис Михайлович, родился в г. в Ленинграде.  Может быть, сейчас жив этот солдат и вспоминает иногда явно ненормального, тощего младшего лейтенанта, стрелявшего по советским самолётам. Может быть, икнется и лётчикам тех ИЛов, на далёких тыловых аэродромах гордившихся перед друзьями вмятинами от моих пуль. Я перескакиваю кювет. Борис Михайлов. "Мне восемьдесят. Жизнь давным-давно перевалила за золотую середину и сначала незаметно, а потом все быстрее и быстрее пошла под откос- Осталось несколько считанных лет. Жена говорит: «Угомонись, ты ослеп, у тебя инсульт, уйди на покой». А я все время чего-то хочу («то ли конституции, то ли севрюжины с хреном»). Сегодня я хочу, и мне кажется могу, донести до Вас — потомков живые страницы нашей войны — самой страшной и кровопролитной в истории Российского народа, а может быть и всего человечества. Это мой посильный вклад в вечную память о друзьях и товарищах, мальчишках Борис Михайлов. На дне блокады и войны. Молчат гробницы, мумии и кости —. лишь слову жизнь дана  Мне семьдесят пять. Я пишу людям. Моя надежда — донести до потомков живые страницы нашей войны — самой страшной и кровопролитной в истории российского народа. Это мой посильный вклад в вечную память о друзьях и товарищах, погибших от пуль, снарядов, бомб, от голода, холода. Нас было много.